Первый признак

Самым первым симптомом алкогольной зависимости является патологическое влечение к алкоголю (так называемая тяга к спиртному). Влечение — не только ранний, но и самый стойкий симптом алкоголизма, он существует на всем протяжении заболевания. Именно потому его считают стержневым, кардинальным симптомом алкоголизма. Перечислим и некоторые косвенные признаки патологического влечения человека к спиртному.
Выпивки постоянно инициируются. Сначала человек пьет под влиянием ближайшего окружения, потому что так принято в кругу близких ему людей или после их настойчивых уговоров, а затем он сам становится инициатором выпивок, и они учащаются. Дома он старается постоянно иметь запас спиртного, мотивируя покупку алкогольных напитков тем, что могут неожиданно прийти гости и их «неудобно не угостить». Но обычно спиртное долго не задерживается, так как алкоголезависимый человек не может оставаться спокойным, когда оно так близко и доступно. Поводов для выпивки становится все больше и больше. Значительные или малозначимые события завершаются застольем, любая более-менее значительная покупка или выполнение какого-то домашнего дела может сопровождаться «обмывкой».
«Пьяный коллективизм, взаимная алкогольная пропаганда — вот что самое отвратительное и опасное в вине! На самую интересную беседу трудно собрать даже близких людей. А для выпивки объединяются даже самые далекие. Разноязычные. И агитируют друг друга — знаками, жестами, восклицаниями!» (М. Кольцов. Те, кто угощает). Алкоголезависимому человеку не составляет труда придумать повод для возлияний.
В ожидании предстоящей выпивки изменяется поведение. Человек заметно оживляется, веселеет на глазах, начинает торопиться, чтобы побыстрее разделаться с делами и заняться приготовлениями к выпивке, поторапливает других, активно обсуждает, сколько и чего надо закупить. Все его поведение, мимика и жесты видетельствуют о том, что он находится в предвкушении приятного события. Для них «ожидание выпивки самое тяжелое из ожиданий. Лучше пять часов прождать на морозе поезд, чем пять минут ожидать выпивки» (А.П. Чехов. Мошенники поневоле).
Появляется положительное отношение ко всему, что связано с выпивкой. Пьющий человек защищает своих приятелей-собутыльников. Он не только не считает их алкоголезависимыми людьми, но и находит у них массу положительных качеств, которыми объясняет, почему ему интересно общаться именно с ними.
А на самом деле ему с ними интересно потому, что можно им пить в компании. С трезвыми людьми ему уже скучно, так как они не могут «составить компанию» для выпивки. Трезвость им осуждается, осмеивается или ее необходимость ставится под сомнение. Положительно оценивается само состояние опьянения. Человеку становится наиболее комфортно в опьянении, а не и трезвости. Алкоголю придается существенное значение как средству для расслабления, успокоения, как фактору снятия психологических барьеров при общении, как стимулирующему средству при усталости или в творческой деятельности. «От вина человеку все нипочем. Он прямо сам не свой, когда душу свою наспиртует» (И.А. Бунин. Будни).
При появлении препятствий к выпивке возникает психологический дискомфорт. В такой ситуации для алкоголезависимо-го человека будет характерно тоскливо-злобное или подавленное настроение, когда «все не так и все не то». Появляется недовольство, раздражительность. Он начнет «взрываться» по пустякам, вести себя неадекватно ситуации, причем окружающие просто не поймут, почему человек так изменился и так реагирует на происходящее. «Упившийся несмысленнее и скотов» (святитель Василий Великий). Возникает система оправдания пьянок. В качестве оправданий могут приводиться «доказательства» благотворного воздействия алкоголя на организм. Могут быть и такие аргументы: праздники нужно непременно отмечать с вином и водкой, их без спиртного проводить «не принято», «не хорошо», это не поймут приглашенные на застолье родственники, друзья и знакомые. Довольно часто встречаются стереотипные доводы. Они, в основном, сводятся к следующему: «все пьют», «не пьют только больные», «я пью, как все», «я пью на свои деньги» и тому подобное. Так и хочется закричать: «Пробудитесь, пьяницы, и плачьте, и рыдайте все, пьющие вино…» (Иоил. 1,5).
Перестраивается система нравственных принципов и жизненных ценностей. Работа, жена, семейные обязанности — все, что мешает выпить, становится в тягость и начинает раздражать. Бывает крайний вариант, когда алкоголезависимый человек начинает жить по принципу: если пьянству мешает работа (жена), надо бросить … нет, не пьянство, а работу (жену). «Пьянство — корень всех зол. Пьяница — живой мертвец. Пьянство и само по себе может служить вместо всякого наказания, наполняя души смятением, исполняя ум мраком, делая пьяного пленником, подвергая бесчисленным болезням, внутренним и внешним. Пьянство — это многообразный и многоглавый зверь. Здесь вырастает у него блуд, там — гнев; здесь — тупость ума и сердца, а там — постыдная любовь. Никто так не исполняет злой воли диавола, как пьяница» (святитель Иоанн Златоуст).
Отсутствует критическое отношение к своей зависимости. Негативные последствия пьянства, которые уже наступили или непременно наступят в будущем, отрицаются или вытесняются из сознания. Обращаться за помощью к специалистам алкого-лезависмый человек не считает нужным. «В том, что пьяный человек становится хуже самого грязного скота, нет для людей никакого оправдания» (К.Паустовский). Приятные воспоминания о прошлых выпивках, мысли о выпивке занимают все большее место в сознании. Доходит до того, что чем бы человек ни занимался, он постоянно думает о прошлых выпивках, о том, где можно взять денег и как побыстрей предаться своей страсти.